Сделать домашней|Добавить в избранное
 



 

СТАТЬИ О ПОРОДЕ КОШКИ

Британские сказки

Автор: flashsoft от 13-09-2012, 17:13
Британские сказки
Британские сказки


Знаете ли вы, что в самом первом варианте «Приключений Алисы в стране чудес» не было Чеширского кота? Так вот: британских короткошерстных в их нынешнем облике в «первом варианте» британской фелинологии тоже не быпо. Однако волею судеб и селекционеров традиционный British Blue — вылитый Чеширский кот.


Как гласит шуточная «теория Эдингтона» (из законов Мерфи), «число гипотез, объясняющих данное явление, обратно пропорционально объему знаний о нем». Кошка домашняя — явление еще то. Люди год от года собирают о ней новые факты, но гипотез от этого меньше не становится. Особенно когда речь идет о происхождении породы... Несмотря на то, что по результатам последних генетических исследований, помимо долины Нила местом одомашнивания кошки можно считать земли «Плодородного полумесяца» Ближнего Востока, археологических материалов, подобных древнеегипетским, там пока не обнаружено. Зарубежные генетики, недавно завершившие исследование ДНК кошек различных регионов, были в своих выводах весьма осторожны и скромно заметили: помимо результатов исследований, существует письменная история, а также «фелинологический фольклор». Товарищи ученые не утратили чувства юмора и понимают, с каким гуляющим самим по себе явлением имеют дело. Ничто не гарантирует науку от очередной глиняной дощечки, разбивающей стройную теорию.


От леса до герба

Ранняя история появления в Британии домашних кошек окутана традиционным супертуманом. Археологические находки скудны, выводы — противоречивы. Поэтому попытаемся лишь кратко суммировать все, что известно об истории кошек Британских островов.
Местные дикие кошки были крупнее, сильнее своих южных родственников и не видели никакой нужды в контактах с человеком. Даже сегодня, когда места их естественного обитания практически уничтожены, «дикари» не обнаруживают желания прибиться к какому-нибудь амбару или складу. Если уж что-то и привлекает лесного кота к человеческому жилью, то это птичник: чем выслеживать десять мышей, лучше придушить одну глупую курицу, правда? Для диких кошек человек был опасным врагом, и они предпочитали держаться от него подальше.
В тех частях Британии, где климат был мягче, земледелие более развитым, а торговые связи — обширнее, приветствовали всех потенциальных мышеловов. Сперва ученые увязывали «котофикацию» с «романизацией». Но кошки-южанки могли появиться на острове гораздо раньше, чем там обосновались римляне.
Многие склонны отдавать пальму первенства финикийцам (выдающимся контрабандистам и спекулянтам Древнего мира), которые стремились продать все, что под руку попадется. Но даже финикийцы не могли ввозить кошек «пачками». Египетские ли, ближневосточные ли, все равно они были товаром штучным и дорогим! А акклиматизация — проблематичной и долгой.
Домашние кошки могли время от времени прибывать на Британские острова (благо знаменитый карантин тогда еще не существовал), погибать от местного климата или жить-поживать, иметь диких партнеров и даже детей от них. По лесам дефицитные звери вряд ли разгуливали, так что процессом разведения руководил человек. Скрещивание пленного дикаря с уже прирученным сородичем и получение более «лояльного» к человеку потомства — очень древний метод одомашнивания. Часть гибридов сбегала и вливалась в дикую популяцию, часть приживалась в поселении, счастливые владельцы старались их разводить, несомненно, при возможности добавляя «заморской» крови. Лесные кошки, чья кровь оказалась «разбавленной», могли стать более изящными, прихотливыми и менее сторожкими к человеку... Скажем, более наглыми — и уже сами наведывались в поселения в поисках легкой добычи или объекта для вязки. Потом история повторялась — век, два, три... Очень медленно, но верно Британия обзавелась своими домашними кошками. Перекраивались государства, появлялись новые племена-завоеватели, росло число распаханных земель. Где зерно — там мыши, кому бы там ни принадлежала власть. И ни одна власть не любит мышей в своих амбарах. В итоге случилось то, что происходило во всем мире: кошка вытеснила менее удобных для человека «конкурентов» с должности штатного мышелова. ...И вот она появляется в документах и сказках.

Интересно, что в наиболее ранних из дошедших до нас работ пиктских камнетесов есть превосходные изображения коня, быка, медведя, кабана, оленя, волка, рыб, птиц, но не кошки. А вот после того, как на севере Британии возобладали скотты (IX век), кошки стали появляться в названиях, позднее — в девизах и гербах. Кое-кто из исследователей предполагает, что викинги, с которыми пиктам и скоттам приходилось много сражаться, тоже использовали кошку в качестве эмблемы или тотемного животного.



От амбара до подиума

По горам Шотландии, например, разгуливал Cait Sith — огромный, величиной с собаку, черный кот с белой отметиной на груди. Sith указывает на его связь с миром сидов (ши, эльфов) со всеми вытекающими последствиями. В его честь горцы привекали животных сходного окраса. Считалось удачей, если в дом самочинно придет черная кошка с белой отметиной и пожелает в нем жить. Однако ее нельзя было удерживать насильно или против воли перевозить на новое место. А вот история, в которой перемешались апокрифические жития, геральдические легенды и другие источники, но она ныне целиком принадлежит фелинологическому фольклору: как армия шотландских кошек ирландских змей извела (известно, что кошки змей не едят, но убивают).
Так вот, змеи в Ирландии когда-то были, но потом почему-то исчезли. Известно, что дикие кошки в Ирландии не обитали. Тут начинается история, в которой концы не сходятся с концами, но она мне ужасно нравится, ибо в ней патрон Ирландии выступает как завзятый фелинолог и специалист по биологической борьбе с «вредителями». Св. Патрик попросил шотландские кланы помочь братскому ирландскому народу. Те наловили диких котов и кошек, от которых было получено потомство (рыжий змеелов, привезенный Св. Патриком ранее с континента, судя по всему, в процессе тоже участвовал), и в должное время гибридный десант высадился на земле Зеленого Эрина. Впрочем, хватило животных и для домашнего пользования. А каждый шотландский род, принявший участие в акции, получил, помимо благословения святого, право поместить изображение кота на гербе.
Так или иначе, но кошки в Ирландии завелись. В одной поэме, датируемой VIII веком, ирландский монах говорит: «Ловля мышей — кота моего наслажденье. Но, уловляя слова, просидел я всю ночь...» (по-английски это звучит живее: «Hunting mice is my cat's delight; but hunting words, I sit all night»).
Южнее Андрианова вала кошки вели жизнь более прозаическую. Мы узнаем о них не из жития святых, а из законов и указов. Наиболее показательны старинные законы Уэльса, введенные Хиуэлом Добрым между 915-м и 948-м годом.
Чтобы поселение было официально признано в пределах Уэльса, там полагалось иметь: девять построек, один плуг, одну печь (для обжига), одну маслобойку, одну кошку, одного петуха, одного быка и одного пастуха.
Упоминается кошка и в англосаксонском праве: так, если разведенный мужчина сохранял за собой кошку, его бывшая жена забирала себе остальное движимое имущество!
Веками первостепенное значение придавали рабочим качествам мышеловов. Четвероногие иммигранты время от времени приплывали на острова и ассимилировались, растворяясь в уже многочисленной армии британских домашних кошек. Возможно, в отдельных районах отдавали предпочтение определенным окрасам или «так просто исторически сложилось» из-за разницы в исходном генетическом материале и относительной географической изоляции кошачьих популяций. Местные климатические особенности делали желательным тот или иной тип шерсти. Для того, что иностранцы традиционно называют «британским климатом», прекрасно подходит короткая, густая, плотная шерсть. Большинство кошек Британских островов на момент проведения первой выставки (1871 г.) «одевались» именно так и официально назывались «короткошерстными». Их не отделяли от короткошерстных кошек, обитавших по другую сторону Ла-Манша, и тем более не пытались выделить разные типы внутри Великобритании.


Широкое лицо породы

Широкомасштабную селекцию, направленную на укрупнение и утяжеление костяка, округление недлинной морды с массивными щеками и широким носом, английские заводчики начали проводить только в конце первой половины прошлого века. До этого кошки были легче, стройнее и больше напоминали обычных европейских короткошерстных (ЕКШ). Встречалось даже мнение, что они совсем не различались.
Однако, если посмотреть на карту, где Британские острова карикатурно представлены в образе старой девы с кошкой на поводке, на Чеширского кота, которого иллюстратор Джон Тенниел рисовав, консультируясь с Льюисом Кэрроллом, на кошачьи фотографии начала 1900-х годов, можно сделать вывод, что в Британии уже тогда любили и держали котов крепких, щекастых, кругломордых и с ехидным выражением на «лице». Скрещивания с персами и шартрезами только довершили дело. Для самой породы вливание французских кровей прошло менее болезненно, чем скрещивания с персами и экзотами (что продолжает отрицательно сказываться на типе британцев). Сегодня во многих фелинологических организациях такие скрещивания запрещены, но кое-где продолжают использоваться для создания или улучшения цветовых вариации. Экспертами и заводчиками уже не раз высказывалось мнение (кто-то его разделяет, кто-то — нет), что стандарт породы британская короткошерстная «применяется во всей его строгости только к голубым и лиловым особям». Мол, прочие окрасы из-за прилития чуждых кровей настолько уступают в типе однотонным (солидным), что впору вводить по окрасам раздельное судейство.
Но есть же заводчики, упрямо добивающиеся у животных хорошего рисунка! Независимо от окраса, британцы становятся все массивнее, их костяк — тяжелее, голова и глаза — круглее.


Ухмыляющийся парадокс

Британская короткошерстная — одна из немногих пород, чье название, как это ни странно, связано со страной, где ее действительно вывели. На этом, однако, определенность заканчивается, на морде проступает сардоническая усмешка Чеширского кота, и начинаются парадоксы.
Парадокс №1. В то время, когда англичане восхищались аристократическими продолговатыми лицами и худощавостью (при всей наивности тогдашних представлений о ней), национальная порода у них получилась в стиле cobbe — плотная да коренастая!
Парадокс №2. Британские короткошерстные невероятно популярны в России. Но... В четвероногих британцах нашим людям почему-то нравится именно то, что раздражает в британцах двуногих.
Парадокс №3 (вытекает из первых двух). Породе в высшей степени свойственен национальный британский характер, но уютная добродушная внешность удивительным образом смягчает его.
Как описывают леди и джентльмена сами англичане? Джентльмен: «его манеры сдержанны и безупречны, он никак не проявляет своих чувств, учтив с женщинами, не обижает кошек и собак». То есть «называет кошку кошкой, даже если он споткнулся о нее и упал». Кодекс поведения джентльмена предписывал мужчине абсолютное самообладание; он подавлял свои эмоции не хуже индейского вождя и никогда не расставался с чувством собственного достоинства. Манеры леди были столь же строгими и исполненными внутреннего достоинства. Правда, ей дозволялось чинно упасть в обморок (не роняя, однако, пресловутого достоинства), а в кругу семьи она имела право смягчить традиционную сдержанность чуточкой интимности и тепла.
А вот сборный портрет четвероногого «британца»: чужаков и фамильярности не любит и предпочитает держать дистанцию; ласков без навязчивости, свои чувства выражает с благородной сдержанностью. Типичное, по мнению владельцев, положение для «британца» — не на коленях, а на расстоянии вытянутой руки. Не суетлив, но каким-то образом в курсе всех домашних дел, как будто видит сквозь стены. Он в меру активен и ни в коем случае не «тюфяк». На выставках стоически примеряется к обстоятельствам: все видели возлежащих на клетках представителей породы, то спящих, то тихонько медитирующих и только приоткрывающих для порядка то один, то другой глаз? И конечно, ему всегда присуще чувство собственного достоинства!
Если Великобритания — родина феминизма, грозящего перейти в унисекс, то британские короткошерстные обладают выраженным половым диморфизмом. (Не знаю, как англичанам, а нам это почему-то импонирует). Кстати, тех, кто считает, что «плюшевые игрушки» только спят и не интересуются противоположным полом, ожидает приятный сюрприз. По сравнению с представителями сиамо-ориентальной группы северяне — сама сдержанность, но с гормонами у них все в порядке.
И никакая отстраненность и сдержанность не помешает этим кошкам «читать» душевное состояние окружающих и тактично поддерживать близких людей. Они уважают вашу независимость, но они всегда рядом. Наверное, за это их и любят.

Екатерина Савицкая


Британские сказки

Теги: британская короткошерстная


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.