Сделать домашней|Добавить в избранное
 



 

Восточные кошки

Автор: flashsoft от 9-12-2013, 17:58
Восточные кошки
Восточные кошки



Методов и приемов разведения животных существует много. Но как выбрать из них оптимальный для своего питомника? Что предпочесть - инбридинг или аутбридинг, как долго вести линию производителя, какая комбинация окажется рискованной, а какая - безопасной? А если питомник требует «пополнения» перед началом бридинг-программы (она ведь создается с расчетом на несколько лет)? Тогда возникает вопрос: с каким расчетом, под какую схему вязок подбирать новых производителей?

Информацию к поиску оптимальных методов разведения породы нам может дать генетика породы, «записанная» в ее облике, истории происхождения и развития. Максимально удаленное от внешности дикой кошки (экстремальное) морфологическое строение представителей породы со сложной историей обычно подразумевает, что:
1) порода разводится по линиям,
2) существует ряд внутрипородных типов,
3) значительна опасность дисгенеза (несочетаемости родительских геномов) и опрощения типа при неродственном разведении и лайнкроссах (межлинейных скрещиваниях). Кошки сиамо-ориентальной породной группы (СОКШ) с их облегченным костяком и крайне удлиненным строением головы, тела и конечностей могут быть по праву отнесены к породам экстремального облика. Как ни странно, опрощение типа при межлинейных скрещиваниях наблюдается в сиамской и ориентальной породах крайне редко. В худшем случае заводчик получает расщепление в помете - часть котят «сильнее», а часть - «проще» родителей - с более широким лбом или низкими скулами, кругловатыми глазами, высоко поставленными ушами. Подобную картину часто дают и простые инбридинги (родственные скрещивания), так что нельзя рассматривать ее как истинный пример опрощения типа. Серьезных явлений дисгенеза - нарушений вследствие несовпадения геномов родителей при лайнкроссах - также не отмечается.

Причин такого «поведения» породных признаков несколько. Основная - совершенствование типа сиамских и ориентальных кошек проходило с середины 50-х годов до настоящего времени постепенно, при весьма высоком уровне генетического обмена между питомниками. Во-вторых, рост костей, и прежде всего костей черепа, в длину происходит за счет увеличения сроков действия генов, определяющих этот процесс. По-видимому, это удлинение сроков является более естественным, чем ранняя остановка работы генов - ведь у многих диких представителей кошачьего семейства головы довольно длинные.
Слабо выраженные признаки дисгенеза можно порой видеть в очертаниях линии профиля и, возможно, в развитии опорно-двигательного аппарата животных. Что касается последнего, то на возможность дисгенетических проявлений «намекает» разнотипность в развитии котят. В одних линиях животные растут пропорционально, в других до возраста 6-8 месяцев котята имеют длинный корпус и относительно низкие ноги (заводчики их порой называют «скамейками»), в-третьих - соотношение обратное («табуретки»). Вполне вероятно, что наложение таких разных по типу развития линий (а значит, и по его генетическому контролю) будет приводить к несбалансированному росту потомков. Причем проявления этого дисбаланса будут заметны не столько в пропорциях, сколько, прежде всего, в движениях животных. К сожалению, эксперт при оценке кошек практически не обращает внимания на углы конечностей и видит животных в статике, так что заметить скованность движений имеет возможность только заводчик.
Более наглядно дисгенез можно наблюдать в лицевых и черепных структурах. При развитии сиамских котят на протяжении линии профиля и верха головы, от кончика носа до затылочного бугра, можно проследить пять зон роста костной и хрящевой ткани (затылочная, теменная, лобная и носовая кости, а также носовой хрящ). Процессы роста в этих зонах контролируются независимыми друг от друга группами генов. Границы между зонами в период роста котенка периодически обозначаются как выпуклости. В редких случаях генетический контроль над одной и той же зоной роста у родителей, происходящих из разных линий, не совпадает, и именно в этих случаях можно ожидать нарушений прямой линии профиля у котят. Это касается и скорости роста верхней и нижней челюстей - мы отмечали случаи, когда пере- или недоразвитие нижней челюсти имело явно дисгенетическую природу.
Развитие черепных структур у кошек сиамо-ориентальной группы протекает весьма своеобразно. Столь желанный для заводчиков высокий, сводистый череп с длинным затылком - не что иное, как творчески развитое наследие восточных аборигенов. Кошки с такой структурой черепа были представлены среди основоположников породы - в этом можно убедиться, взглянув на фотографии прославленных чемпионов 20-30-х гг. Конечно, за долгие годы целенаправленной селекции длина головы заметно увеличилась, а ширина сократилась чуть ли не вдвое, однако слабую тенденцию к высокому своду и удлинению затылка можно заметить даже в яйцеобразных головах «традиционных» сиамских котят. Но... появление «фантазийных» окрасов сиамов и создание ориентальной породы сопровождались бурной метизацией. В период 50-70-х гг. в генофонд сиамской породы вливалась «кровь» беспородных кошек Европы и США, кошек «короткошерстной породы» (то есть будущих британцев и европейцев), абиссинцев, даже персидской шиншиллы и бог весть кого еще.
Восточные кошки
• Аутбредно-линейная кошка (SIAbs21)
• Кот, полученный на лайнкроссе (SIAbs21)

А у кошек европейского происхождения череп более низкий и более плоский. Метисы первого поколения, например, между современным сиамом и ЕКШ, показывают обычно промежуточную длину головы, относительно узкую удлиненную морду, а вот ширина лба и скул и весь рисунок черепного свода у них приближается к «европейскому» типу. Причем первоначально развиваются более «восточные» черты, а «европеоидные» начинают формироваться уже после трех-четырех месяцев.
Как уже отмечалось выше, зоны роста черепа (как в длину, так и в ширину) контролируются независимыми группами генов. Внутри хорошо выраженных племенных линий существует определенный баланс между шириной и длиной каждой из зон, что, собственно, и создает впечатление гармоничной головы. Поэтому можно ожидать, что у полученных на лайнкроссах потомков появится легкая неравновесность в структурах черепа, например, сочетание плоского темени и выпуклого лба, широкого межглазничного расстояния с узкой спинкой носа. Правда, такие случаи довольно редки и не бросаются в глаза, видимо, потому, что большинство «восточных» аллелей полигенных комплексов рецессивны по отношению к «европейским». В целом же лайнкроссы, да и вообще аутбридинг в сиамской породе, чаще оказываются успешными. Наиболее эффектные в выставочном отношении особи получаются, как правило, именно благодаря межлинейным спариваниям.
Другая особенность породы, которая может повлиять на выбор оптимальных методов ее разведения, - это степень ее «зараженности» генами наследственных болезней и морфологических аномалий. Большое число носителей одних и тех же рецессивно и полигенно наследуемых аномалий характерно для тех пород, которые в своем развитии прошли через период невысокой численности.
Было ли что-либо подобное в истории восточных или, точнее, сиамских кошек? На первый взгляд, казалось бы, нет. Импорт животных из Юго-Восточной Азии в Англию и США был довольно значительным, причем кошки вывозились с 80-х гг. XIX в. по 30-е гг. XX в. разными заводчиками независимо друг от друга.
Однако, как показывает анализ племенных книг, реально в формировании современной породы участвовало не так уж много кошек! Если проследить любую родословную современного сиама до 20-30-х гг., то почти наверняка окажется, что она восходит к знаменитым производителям тех лет: Бонзо, Боболинко, Путех, Ориентл Най Табхи и Ангусу Силки (похоже, именно от него унаследовали сиамы современный постав ушей). А в первые послевоенные годы разведение сиамских кошек в Великобритании едва ли не замкнулось в нескольких производителях: Уонсфелле Аяксе, Престуик Прити Поле, Пинкоп Азур Киме и Жаке оф Эбингдон. Современные линии сиамских кошек США, хотя и могли бы теоретически иметь независимое происхождение от импортированных производителей, нередко восходят к тем же английским производителям. То же касается и линий сиамов из континентальной Европы.
Если предположить, что какие-то из перечисленных выше производителей несли в своем генотипе рецессивно или полигенно наследуемые аномалии, то нетрудно представить, со сколь высокой частотой эти аномалии должны будут встречаться в породе. Впрочем, зачем предполагать? Достоверно известно, что, например, Бонзо и Путех были носителями куцехвостости. Стоит напомнить, что в первые полвека существования сиамских кошек их изломанные и куцые хвосты и косые глаза обычно не считались дефектом. Некоторые заводчики рассматривали их чуть ли не как породные признаки.
К счастью, восточные кошки практически не подвержены серьезным наследственным заболеваниям, таким, как поликистоз почек или уролитиазис (мочекаменная болезнь).
Наследственные нарушения у СОКШ носят «косметический» или временный характер, впрочем, и такие дефекты вызывают немалую досаду у заводчиков.
Два наиболее распространенных «косметических» дефекта - косоглазие и изломы на хвосте - имеют явно полигенное наследование, что затрудняет их устранение из племенной популяции. Известен заводчикам и другой наследственный дефект - подвывих грудины (с рецессивным наследованием и варьирующей степенью проявления).
Похоже, что в породе имеется также носительство аномалий, связанных с особенностями обмена веществ. В качестве примера можно привести В1-дефицит котят (малоизвестный наследственный дефект, изредка упоминаемый в ветеринарных справочниках). Котенок в возрасте от 3 недель до 2 месяцев, то есть в период перехода к самостоятельному питанию - перестает усваивать витамин В1 или усваивает его в недостаточном количестве. В тяжелых случаях болезнь проявляется в нарушении координации движений, дезориентации, шаткой походке, частичном параличе, в легких случаях - рвотой и диареей. Если такие котята выживают (а выживает абсолютное большинство), то с 3-4 месяцев усвояемость B1, приходит в норму и все симптомы исчезают. Возможно, В1-дефицит связан с какими-то нарушениями в процессе замены «детского» эпителия желудочно-кишечного тракта на «взрослый». Судя по всему, эта аномалия также должна наследоваться полигенно. Кроме того, в генофонде СОКШ (как и почти любой породы кошек) имеются и «пренатальные» летальные мутации с рецессивным наследованием. Частое носительство наследственных аномалий заставляет с некоторой осторожностью относиться к тесным и близким инбридингам, и тем более - к инбридингам комплексным. Заводчик восточных кошек, используя подобные методы, должен обычно настраиваться на «выход» абсолютно здоровых котят шоу-качества в пределах трех четвертей, а то и половины помета. И в случае, когда комплексный инбридинг на производителей оказывается безопасным, заводчик сиамов может считать, что ему с этими самыми производителями повезло. Тем не менее, близкие и комплексные инбридинги остаются весьма частым методом для получения и закрепления желаемых комбинаций признаков. Таким путем можно добиться нового уровня животных в питомнике, но, естественно, приходится жертвовать породным качеством части котят.
Восточные кошки
• Котенок, полученный на комбинированном инбридинге: II-II и III-IV (SIAbs21)
• Зоны роста головы у сиамского котенка

Проверка производителей на носительство аномалий не имеет смысла из-за полигенной природы последних. Выбраковывать следует только тех животных, которые дают аномальное потомство в высокой пропорции, причем в скрещиваниях с разными партнерами. Кстати, в силу столь распространенного носительства аномалий, инцесты - в форме бэккроссов, сиб- и полусибкроссов - обычно применяются заводчиками сиамской и ориентальной пород не как элемент системы улучшающих спариваний (грединга) и даже не столько для закрепления признаков, сколько для первичного получения потомства с ценным, сложным в наследовании признаком производителя (правильным поставом ушей, например). Инбридинг же в степени III-IV, IV-IV, и тем более отдаленный инбридинг, обычно дает частоту аномалий, близкую к таковой в неродственных вязках. Именно такие комбинации - инбридинги на производителя по третьему-четвертому колену (часто «двойные») - характерны для лучших линейных животных восточной группы США, Великобритании и Австралии. Варианты с инбридингами на производителей в степенях II-II и II-III отражают скорее нехватку качественных производителей в данном питомнике или регионе, чем наиболее желательную схему разведения СОКШ.
Относительная безопасность аутбридинга, успехи межлинейных комбинаций, риск носительства аномалий - все эти факторы должны привести заводчика к выводу о практичности трех-четырехколенных (не более) линий, построенных на умеренном инбридинге на выдающегося предка, о выгоде частых лаинкроссов и интенсивном обмене племенным материалом между питомниками. Работа питомников в тех странах, где многочисленны сиамские и ориентальные кошки высокого класса, показывает, что такой тип построения родословных действительно преобладает. Причем для сиамов и ориенталов, в силу высокой сочетаемости генофонда линий, правильнее говорить о линиях конкретных производителей, а не о формальных или реальных «линиях питомников».
Разумеется, эти общие закономерности следует корректировать в зависимости от качества и наследственных особенностей конкретных производителей питомника. Но, по крайней мере, зная о генетической специфике породы, заводчик сможет выбирать пути разведения с большими шансами на успех, чем пытаясь применить рискованные для нее зоотехнические приемы.



Инна Шустрова, кандидат биологических наук

Теги: генетика, сиамская, инбридинг, лайнкросс


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.